Экс-лидер «Ляписа» Михалок заявил о создании новой вселенной

Сергей Михалок продолжает свой творческий путь отдельно. В 2018 году взбалмошному музыканту, видимо, надоела и история с Brutto: Сергей придумал электронный проект Drezden.

Это композиция с дебютного альбома команды. Ее вместе с Михалком создали гитарист «Океана Эльзы» Владимир Опсеница и украинский саунд-продюсер Виталий Телезин. Сергей, начиная новую главу своей творческой биографии, объяснял, что на самом деле всегда являлся фанатом музыки новой волны, особенно немецкой. Он слушал с юности New Order, Front 242, The KLF, Nena и Йоахима Витта, а, стоя перед сценой на выступлениях Laibach и Nitzer Ebb, оказывается, мечтал создать свою электронную группу. Над названием артист долго думать не стал: он родился в Дрездене, так что и коллектив, и первую пластинку окрестили именем этого города. Другие участники новой формации не протестовали (да и попробовали бы они — Михалок всегда отличался достаточно крутым нравом в отношении принятия творческих решений). Исполнители обещали, что явят миру нечто, похожее на «эклектичный сплав» музыки Wolfsheim, The Cure и отечественного героя-авангардиста Алексея Вишни, а текстово — на произведения Уильяма Гибсона, Брюса Стерлинга и Филипа Киндреда Дика (любимых авторов Михалка). Стиль назвали «пост-советико-кибер-панк». Режиссер Александр Стеколенко снял клип на заглавную композицию, а чуть позже украинский фотограф Сергей Сараханов представил еще один — на песню «Ронин». Хотя история была про средневековую Японию, Сараханов комментировал, что воспроизвести сюжет буквально было бы сложно, так что видео было построено, по его словам, на приеме метафоры, а снимали его на Украине, в Актовском каньоне. Вообще, клипов во всей этой истории было довольно много: позже еще два: «Айсберг» и «Коалы». По звучанию пластинка напомнила нечто на стыке синти-попа и жесткого индастриала, но не оправдала те ассоциации и отсылки к музыкантам прошлого, о которых говорили участники коллектива.

Второй альбом «Эдельвейс», вышедший в 2019-м, стал еще более весомым доказательством того, что ничего похожего на музыку The Cure и Алексея Вишни в проекте Drezden все-таки не будет, как и «переосмысления музыки новой волны спустя 40 лет», обещанного Сергеем. Получилось нечто настолько мультистилистичное, что разные составляющие этого творческого продукта, кажется, вступают друг с другом в конфликтные отношения. Здесь очень много философии, истории, мифологии, культурологических загадок и при этом — электронное звучание, применяя которое, другие артисты предпочитают все-таки использовать либо абстрактные образы, либо вообще отказываются от текста, настолько несочетаемо оно с лирикой. В общем, вышло так, что Михалок сначала заинтриговал всех обещаниями о новой диковинной истории, но в итоге несколько разочаровал публику и, как заметили многие критики, кажется, запутался в себе и в том, чего он вообще сейчас хочет в музыке и от музыки. Слушатели в соцсетях стали обсуждать, что артист переживает творческий кризис, который отчаянно пытается заглушить, смешав кучу ингредиентов и форм. Предпосылки к этому кризису на самом деле можно было обнаружить еще в Brutto, когда, создав с «ляписами» несколько действительно мощных, острых и ярких социально-политических альбомов и хитов, Михалок от всего этого отказался, начав сочинять песенки про мяч и важность тренировок в спортзале. Тем не менее сам он останавливаться не собирается и заявляет, что в новом лайв-видео на песню Drezden создает особую вселенную с «невероятной сказочной атмосферой». Вселенной стала небольшая студия, оформленная рождественскими гирляндами, где артисты поют под искусственный снегопад. Впрочем, у каждого свои представления о мироздании и его красоте.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.